Афганские уроки

15 февраля по уже сложившейся традиции в России большинстве стран СНГ отмечается дата вывода советских войск из Афганистана. В 2009 г. исполнилось двадцать лет со дня завершения советской военной кампании 1979-1989 гг. в этой центрально-азиатской стране.

http://old.nationaldefense.ru/dyn_images/img2659.jpg
КЛЮЧЕВАЯ СТРАНА ВОСТОКА
Первый урок, который следует извлечь, состоит в том, чтобы еще раз определиться с вопросом о целесообразности ввода и вывода советских войск. На мой взгляд, вводить войска в Афганистан не следовало бы, но, тем более, их нельзя было выводить оттуда.
Действительно, Афганистан был и остается ключевой страной на мусульманском Востоке. Его геополитическое расположение позволяет влиять на развитие событий как в Центральной Азии, так и вокруг таких стран, как Пакистан, Индия, Китай, Иран и др. Афганистан – это место пересечения традиционных коммуникаций. В недрах страны сосредоточены богатейшие запасы полезных ископаемых. Наконец, это – центр, колыбель одной из древнейших субцивилизаций. За контроль над территорией Афганистана во все исторические времена шло геополитическое соперничество. Здесь свои цели преследовали войска Александра Македонского, исламские миссионеры в лице правителей Арабского халифата, татаро-монгольские орды, экспедиционные англо-индусские корпуса, военные кампании российского самодержавия и многие другие. В годы «холодной войны» наиболее жесткое противоборство велось между США и их союзниками по блоку НАТО с одной стороны, и СССР и Варшавским блоком – с другой. В наши дни в регионе безраздельно хозяйничают США. Им пытаются робко противодействовать ШОС во главе с Китаем и Россией, да, пожалуй, Иран.
В далеком 1979 г., когда был осуществлен ввод советских войск в Афганистан, ситуация на Среднем Востоке была не лучше. В 1978 г. произошла Саурская (Апрельская) народно-демократическая революция в Афганистане, где к власти пришли представители партии «Хальк» («Народ»), основу которой составляли этнические пуштуны. В феврале 1979 г. в Иране был свергнут проамериканский режим династии Пехлеви, и к власти в этой стране пришло шиитское духовенство во главе с аятоллой Хомейни. В апреле Иран стал Исламской Республикой. Исламская революция в Иране, которая была совершена в непосредственной близости от советских мусульманских республик, была с воодушевлением воспринята на всем мусульманском Востоке.

http://old.nationaldefense.ru/dyn_images/img2660.jpg

Советские десантники в ходе выполнения интернационального долга в Афганистане продемонстрировали массовый героизм и отвагу.
В результате фактически распался существовавший с 1955 г. военно-политический блок СЕНТО, в состав которого входили Великобритания, Турция, Пакистан и Иран. Блок функционировал под эгидой США и был направлен против СССР. В этот же период под угрозой оказались позиции США и в Пакистане, так как территориальной целостности этого искусственного государства, созданного в самом конце британского владычества в качестве геополитического противовеса Индии и Китаю, стал сильно угрожать пуштунский сепаратизм. В те годы в Афганистане новые революционные власти в Кабуле открыто заговорили о необходимости воссоединения пуштунских территорий, некогда разделенных англичанами по линии Дюранда между двумя соседними странами.
В принципиально новой международной обстановке обострились другие тлеющие конфликты региона, в частности, индо-пакистанский, арабо-израильский, актуализировались курдская, белуджская и другие проблемы. Во многих странах Ближнего и Среднего Востока пошли процессы исламизации политики и политизации ислама. В складывающихся геополитических реалиях США правдами и неправдами стремились восстановить свое военно-политическое влияние и расширить военное присутствие в стратегически важном регионе. Поэтому реагировать на американские инициативы и демарши на Ближнем и Среднем Востоке было просто необходимо. Кроме СССР, в годы «холодной войны» сделать это было просто некому.
Кстати говоря, современная мотивация натовского военного присутствия в регионе во многом продиктована геоисторическими причинами недалекого прошлого, когда в СССР решали вопрос вводить или нет войска в Афганистан. Отличие нынешней ситуации состоит лишь в том, что нет СССР, но вместо него набрал силу Китай, который США и обкладывают последовательно со всех сторон «горячими точками». По атлантическим взглядам, чтобы блокировать китайский экономический и военный потенциал, необходимо в полосе от Суэцкого канала до китайского Синьцзяна, и от Аравийского моря до Каспийского моря разжечь пожар внутрирегиональных конфликтов, которые спровоцируют выброс мощной энергии хаоса в сторону Китая, а заодно и России. При этом Афганистану отводится роль своеобразного детонатора подрыва стабильности в этом районе «новых глобальных Балкан» – по терминологии одного из главных атлантических геостратегов З. Бжезинского.
ГЛАВНЫЕ ОШИБКИ И ПРОСЧЕТЫ
Что касается советского решения о вводе войск в Афганистан, то оно было неоправданным и ошибочным. Дело в том, что в те годы советские позиции в этой стране и без того были прочными и сильными как в экономической и политической сферах, так и в военной сфере. Советских специалистов в Афганистане уважали и ценили. Несмотря на то, что Афганистан был мусульманским государством, отношение к коммунистическому «северному соседу» там было более чем лояльное. В то время достаточно было активизировать работу с национальными кадрами, их подготовку в советских вузах, усилить информационно-пропагандистское влияние на развитие событий в этой стране и расширить сотрудничество в военно-технической области.

http://old.nationaldefense.ru/dyn_images/img2661.jpg

Афганские солдаты приветствуют лидера страны Бабрака Кармаля.
Однако у нас принято бросаться из одной крайности в другую. В период ввода войск в Афганистан в декабре 1979 г. советские люди, в своем большинстве, демонстрировали поддержку решению партии и правительства об оказании интернациональной помощи братскому афганскому народу. А через десять лет, уже в 1989 г., общественное мнение страны было на стороне решения ЦК КПСС о выводе советских войск из Афганистана.
Полагаю, что правы те, кто предвидел все последствия ввода Ограниченного контингента советских войск в мусульманскую страну для СССР и лагеря социализма, и был против этого шага. Кстати сказать, именно советские военные возражали, причем с весомыми «аргументами в руках», против начала военной кампании в Афганистане.
В то же время последовавший геополитический исход СССР и России с мусульманского Востока, в том числе из Средней Азии и Кавказа, убедительно свидетельствует о том, что войска тем более нельзя было выводить из Афганистана. Сейчас уже очевидно, что это событие имело самое непосредственное отношение к процессам развала мировой системы социализма и крушению Советского Союза.
Сегодня уже существует немало свидетельств и подтверждений тому, что в 1979 г. Советский Союз мог попасть в ловушку, которую ему приготовили на Западе, втянув в вооруженное противостояние в мусульманском государстве. В свете всех дальнейших событий трудно не согласиться с предположением отдельных экспертов о том, что афганская эпопея была призвана стать последним завершающим этапом в многолетней «холодной войне» против СССР. Западу посредством агентуры влияния, которая в те годы набирала силы в Советском Союзе, удалось подтолкнуть высшее партийное руководство к принятию тяжелого политического решения о вводе войск.
Военная операция оказалась не продуманной с самого начала. Неоправданно уничтожение Хафизуллы Амина, популярного, сильного и жесткого руководителя, в целом просоветски настроенного политика. К тому же он являлся лидером партии «Хальк», представлявшей интересы прежде всего пуштунской элиты, отражавшей интересы не только большей части населения, но и пуштунских племен в Пакистане. В те годы – это более 16 млн. человек.
В составе соединений и частей, которые были введены в Афганистан в декабре 1979 г., преобладали так называемые «партизаны» – выходцы из мусульманских республик СССР. Они были в спешном порядке призваны из запаса. Вначале афганцы встретили советские войска хорошо, сказалось традиционное доброе отношение в народе к «большому северному соседу». Имя собственное «шурави» (советские) в устах афганцев продолжало звучать благозвучно.
Но затем картина стала быстро меняться. Даже простых афганцев не мог не смущать неприглядный вид «партизан», которые внешне скорее напоминали пленных немцев в Сталинградской битве в годы Второй Мировой войны, нежели бойцов легендарной и непобедимой в боях армии. Недостойное поведение многих «партизан» по отношению к своим единоверцам в Афганистане, в том числе грабежи, насилие, пьянство и т.п. явления дискредитировали авторитет Советской армии, вызывали протестные настроения, а в дальнейшем и вооруженное противодействие. Ситуацию усугубляло неэффективное применение войск в случае  возникновения такой необходимости. В дальнейшем уже сам факт иностранного военного присутствия  на территории страны, которая успешной борьбой за свою свободу и независимость снискала себе особое уважение на Востоке, провоцировал нарастание напряженности и конфликтности в отношениях между населением и советскими военнослужащими.
В работе среди населения наши войска практически никак не учитывали исламский характер страны. На первом этапе советского военного присутствия остался невостребованным опыт политической работы среди населения мусульманского Востока, накопленный русской армией в Туркестане и на Кавказе, Красной армией в годы борьбы с басмачеством, советского военного присутствия на территории северного Ирана в годы Второй Мировой войны. В содержании нашей политической работы среди населения и военнослужащих ВС Афганистана, а также членов так называемых бандформирований, вплоть до 1985 г. значительное место занимала пропаганда идеалов Саурской революции, советского образа жизни, достижений в строительстве коммунизма в СССР. В пропагандистской работе явно недостаточно учитывался исламский фактор.
НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВОЙНА ПРОТИВ АФГАНИСТАНА И СССР
Военно-политическая обстановка накалилась до предела, когда в начале 1980-х гг. еще больше активизировалась деятельность так называемой непримиримой вооруженной оппозиции с территории Афганистана и Ирана. За ее спиной стояли США и их союзники по НАТО, Китай, ведущие мусульманские страны и, прежде всего, Пакистан, Иран, Саудовская Аравия, Египет, Турция. Фактически в геополитическом противодействии вокруг Афганистана Советскому Союзу противостояла широкая многонациональная коалиция ведущих государств мира. Вооруженной оппозиции оказывалась беспрецедентная финансовая, материальная и военная помощь. На территории Пакистана и Ирана в лагерях афганских беженцев, возвращение которых обратно в Афганистан всячески сдерживалось, были развернуты центры специальной подготовки членов вооруженных группировок  исламской оппозиции. В идеологическом противоборстве против СССР и Афганистана были задействованы самые мощные силы и средства. Только в расчете на население Афганистана и зоны проживания пуштунских племен постоянное целенаправленное вещание вело более 20 зарубежных радиостанций, среди афганцев распространялось около 100 наименований газет и журналов, огромное количество листовок на языках дари, пушту и др. Целенаправленная пропаганда велась и на советских военнослужащих на русском языке.
В складывающейся обстановке, когда фактически началась широкомасштабная необъявленная война против Афганистана и СССР, Москва была вынуждена не только наращивать группировку войск в ДРА, но и направлять в состав 40-й армии подготовленный контингент военнослужащих из состава наиболее боеготовых частей и соединений в СССР и групп советских войск в Восточной Европе. Заметно улучшилась работа войск по спецпропаганде среди населения и военнослужащих ВС ДРА, членов вооруженной оппозиции. В Афганистане были развернуты специальные подразделения агитации и пропаганды, которые были укомплектованы офицерами со знанием местных языков, оснащенные мощными звуковещательными станциями, оперативной полиграфией и другими техническими средствами.

http://old.nationaldefense.ru/dyn_images/img2663.jpg
Дороги Афганистана.
Однако и на этом этапе не удалось избежать стратегических и тактических ошибок. Страдали боевая и политическая подготовка войск. 40-я армия, в своем большинстве, была укомплектована призывниками – 18-20-летними безусыми мальчишками, которые, естественно, «не нюхали пороху». Без боевого опыта были и офицеры. Из их числа только отдельные категории, прежде всего десантники и летчики, могли быть повторно направлены в Афганистан. Для военной кампании такого размаха сам срок служебной командировки (2 года) был явно недостаточен. Один год военнослужащий входил в курс дела, а за полгода до окончания службы начинал готовиться к дембелю. Между тем, против них воевали взрослые бородатые моджахеды, имевшие несравнимо больший опыт ведения боевых действий у себя дома в горах. Они имели хорошую военную подготовку, современное иностранное вооружение, достаточное материально-финансовое обеспечение, а также, что немаловажно, особенно в 1982-1985 гг. – сочуствие местного населения.
За все годы войны, к сожалению, так и не удалось существенно увеличить численность ОКСВ в Афганистане, которая не превышала 100 тыс. человек вместе со значительным, около 25%, гражданским персоналом. При этом больше трети военнослужащих постоянно находились в отпусках и командировках в СССР, лежали в госпиталях, еще столько же несли караульную службу, стояли в различных нарядах, занимались материально-техническим обеспечением. С каждым годом пребывания наших войск в Афганистане все больше возрастала доля гражданского персонала. В своем большинстве гражданские лица не привлекались к участию в боевых действиях. Таким образом, непосредственно на боевые действия против сил вооруженной оппозиции (суммарная численность которой в отдельные периоды войны превышала численность ОКСВ и афганской армии) советские части и соединения были вынуждены выходить, соответственно, в составе одной роты, одного батальона, одного полка. Так, например, для решения задач по зачистке «зеленой зоны» Чарикара на севере Кабула, которая почти ежегодно проводилась в зимний период, советское и афганское командование не в состояние было выставить и половины необходимой группировки сил и средств. В такой ситуации трудно было рассчитывать на военный успех.
Для сравнения достаточно обратиться к опыту советского военного присутствия в Иране в 1941-1946 гг. На северо-западе и северо-востоке Ирана в это период находилось на постоянной основе не менее двух общевойсковых армий, несколько отдельных частей и соединений (на юге этой страны размещались английские, польские и другие войска). При этом они контролировали обстановку в регионе, который по размерам территории и численности населения уступал Афганистану. В годы войны, в Иране не было такого размаха вооруженных столкновений, как это было в Афганистане, в частности, в 1982-1985 гг.
Показатели советского военного присутствия в Афганистане никак нельзя сравнивать с нынешним нахождением там вооруженной группировки стран НАТО. Во-первых, масштабные боевые действия со стороны талибов против войск коалиции не ведутся. Вооруженный конфликт ограничен эпизодическими террористическими действиями нынешней афганской оппозиции, которая не имеет прежней финансовой, материальной и военной поддержки. Тем не менее, сегодня коалиционные силы НАТО так и не в состоянии успешно контролировать территорию Афганистана. В этих условиях ставка делается на подкуп лидеров вооруженной оппозиции, целенаправленное ведение психологической войны против населения и манипулирование мировым общественным мнением.
Не без участия Запада, в сегодняшнем Афганистане процветает наркобизнес, который, в том числе, решает задачу отвлечения населения от внутренних проблем, связанных с иностранным военным присутствием. Наконец, в сравнении с периодом советского военного присутствия, когда кабульскому режиму и СССР противостояла мощная коалиция стран мира, в наши дни разрозненные силы талибов фактически в одиночку оказывают сопротивление иностранному вмешательству извне. Не случайно, для достижения поставленных целей Вашингтон и его союзники по блоку НАТО стремятся активно вовлечь в свои планы Россию.
Несмотря на все это, крайне негативное отношение афганского населения к военному присутствию НАТО в их стране убедительно свидетельствует о том, что военная кампания Запада находится под угрозой провала. Одновременно в Афганистане отмечается заметный рост прорусских, пророссийских настроений, что не случайно.
ГЛАВНЫЕ ИТОГИ ВОЕННОЙ КАМПАНИИ
Несмотря на все сложности, с которыми в Афганистане сталкивался ОКСВ, военные итоги советской военной компании нельзя не признать, в целом, положительными. И об этом свидетельствуют факты. К 1986 г. территория Афганистана практически полностью находилась под контролем советских войск и афганских Вооруженных Сил. Органы государственной власти, партийные, молодежные и женские структуры функционировали во всех 26 провинциях страны. Лишь отдельные небольшие населенные пункты (кишлаки) периодически на очень непродолжительное время могли оказаться под контролем вооруженной оппозиции. В стране возродилась роль традиционных представительных органов власти в лице Лойя джирги («Большая джирга») и региональных собраний старейшин.
К 1986 г. сократилась интенсивность вооруженных столкновений между силами оппозиции с одной стороны, и советскими и правительственными войсками – с другой, а также число планируемых войсковых операций в зонах ответственности ОКСВ по всему Афганистану. На убыль пошла статистика боевых и других потерь. В целом, нельзя не признать, что общее количество советских потерь в ДРА за период с 1979 г. по 1989 г. адекватно размаху и характеру вооруженных столкновений того периода в этой мусульманской стране и находится на уровне среднестатистических показателей аналогичных войн. При этом значительную долю потерь составляли невоенные, связанные с нарушением техники безопасности, нарушением воинской дисциплины и т.п. Хотя гибель наших ребят нельзя ничем оправдать.
В этот период афганское население в большей степени сочувствовало кабульской власти и советскому военному присутствию, нежели вооруженной оппозиции, представители которой всячески запугивали и шантажировали простой народ, грабили и облагали его непомерными налогами, жестоко расправлялись не только со сторонниками центральной власти, но и обычными гражданами. В результате стремительно росла численность населения в городах и населенных пунктах, вблизи которых дислоцировались гарнизоны советских и правительственных войск. В те годы население афганской столицы, многих провинциальных и уездных центров, таких как Мазари-Шариф, Джелалабад, Кундуз и других выросла в два и более раза. В афганские города потянулись беженцы из Пакистана и Ирана, которые там долго удерживались силой.
http://old.nationaldefense.ru/dyn_images/img2664.jpg
В целом, несмотря на войну и потери среди местного населения, оно продолжало расти. Это было вызвано не только высоким уровнем рождаемости, но и вследствие оказания массированной финансово-экономической и материальной помощи Демократической Республике Афганистан со стороны СССР и стран социалистического лагеря, в частности, Варшавского договора. В результате, по имеющимся статистическим данным, уровень жизни в Афганистане в период советского военного присутствия был одним из самых высоких за всю его историю.
В те годы со стороны ОКСВ населению кишлаков и более крупных населенных пунктов оказывалась масштабная материальная и медицинская помощь. Советские военнослужащие принимали участие в доставке грузов в самые отдаленные провинции страны, обеспечении безопасности движения на дорогах и бесперебойной работы местных трубопроводов, восстановлении функционирования афганских предприятий, ремонте дорог и мостов, других строительных работах. Вошло в повседневную практику обращения местного населения за помощью к командованию советских войск. Стало доброй традицией проводить в гарнизонах совместные мероприятия военно-политического и культурного характера. Командование советских войск участвовало в отборе кандидатов из числа афганцев для обучения в СССР, детей – для отдыха в пионерских лагерях и т.п.
К тому времени в афганском обществе стали всерьез обсуждать даже тему вхождения ДРА в состав СССР в качестве шестнадцатой союзной республики. Представители афганской элиты в стремлении «породниться» с советским народом нередко брали себе жен из Советского Союза. И это был немаловажный факт в контексте афганских исламских реалий. Всеафганское собрание женщин-выходцев из СССР, которое состоялось в 1985 г. в Кабуле, поставило перед советским и афганским правительствами проблемы, которые необходимо было решать на самом высоком уровне. И даже теневая торговля, которая повсеместно велась в те годы вокруг советских гарнизонов, в свете нынешних рыночных реалий в России, не кажется уж таким тяжким грехом. Наряду с негативными явлениями, связанными с отдельными фактами продажи воинского инвентаря и даже оружия, «черная торговля» сигаретами, тушенкой и т.п. удивительным образом сводила и сближала судьбы молодых советских солдат и афганских мальчишек.
Кстати сказать, в случаях имевших место воинских преступлений, виновные несли жестокое наказание вплоть до уголовной ответственности. И простые афганцы уважали за такую решительность и твердость советских командиров и политработников. В те годы советская военная контрразведка и прокуратура не дремали в стремлении сберечь в чистоте облик советского воина в Афганистане. Для солдат печаталось немало специальной литературы. Достаточно вспомнить известное и популярное издание политуправления Туркестанского военного округа «Советскому воину об Афганистане».
Конечно, немало было и проблем в отношениях между местными жителями и советскими военнослужащими, о которых уже шла речь выше. Однако имевшие место негативные факты не меняли общей картины в целом лояльного отношения к «шурави» со стороны афганцев, многие из которых в дальнейшем на долгие годы связали свою жизнь с СССР. Уход советских войск из ДРА был воспринят в афганском обществе в основном негативно. Афганская общественность и простые граждане не без оснований опасались остаться без защиты и всесторонней помощи со стороны наших гарнизонов. Это один из главных положительных итогов советской военной кампании.
И это несмотря на то, что, начиная с 1987 г., в Афганистане стала активно проводиться политика национального примирения, которая явилась плодом переговоров советского МИДа в Женеве. Политика национального примирения спровоцировала резкое обострение военно-политической обстановки в Афганистане, сразу заметно увеличилось количество вооруженных столкновений. Возросшая боевая и информационно-пропагандистская активность афганской оппозиции опиралась на еще большую военно-политическую, финансово-экономическую и информационную поддержку стран НАТО, Китая и целого ряда исламских государств.
Небезынтересно, что политика национального примирения, составной частью которой было решение о поэтапном выводе советских войск из Афганистана, удивительным образом совпала с приходом к власти М.С. Горбачева, провозглашением так называемой политики «нового мышления», началом «перестройки», которые завершились развалом мировой системы социализмы и распадом Советского Союза. Сегодня уже очевидно, что все эти события были звеньями одной цепи. Афганистан стал завершающим аккордом «холодной войны» против СССР.
Суть геополитического замысла Вашингтона была проста:
— во-первых, Советский Союз был втянут в затяжной глобальный конфликт в одном из наиболее уязвимых регионов мусульманского Востока на военном и идейно-политическом уровнях;
— во-вторых, затраты на войну должны были лечь и легли непомерным грузом на экономику нашей страны;
— в-третьих, афганская война заметно ухудшила международный авторитет СССР, осложнила отношения Москвы с мусульманским миром, странами Западной Европы и США;
— в-четвертых, ограниченный контингент, прежде всего с точки зрения эффективности стратегии боевой деятельности войск, а также численности, наличия необходимых сил и средств, был в принципе неспособен добиться полной военной победы, а следовательно – обречен на неоправданные людские, материальные и другие потери.
— в-пятых, международная антисоветская пропаганда, в том числе неудач и людских потерь в Афганистане, способствовала нарастанию диссидентских настроений в самом СССР, обострению борьбы за власть.
Все эти цели, в конечном счете, были достигнуты нашими геополитическими противниками при деятельном участии агентуры влияния, которая в Советском Союзе существовала и функционировала на всех этажах партийной и государственной власти. Именно ее эффективные действия предопределили политическое поражение СССР в афганской войне. Чего, однако, нельзя сказать собственно о военной кампании.
Несмотря на то, что политика национального примирения привела к новому витку активизации боевых действий в Афганистане, росту боевых потерь, осложнению информационно-пропагандистского фона советского военного присутствия, военнослужащие ОКСВ с честью и достоинством выполнили свой патриотический и интернациональный долг в далекой стране в самом «сердце» мусульманского Востока. Советскому командованию удалось сдержать эскалацию вооруженного конфликта в Афганистане, успешно решить задачу вывода войск из ДРА с наименьшими потерями. И это тоже несомненный военный успех!
В дальнейшем, после 1989 г., хорошо обученные афганские войска, не без участия советских военных советников, еще долгое время самостоятельно контролировали ситуацию в стране. Что также показательно с точки зрения роли десятилетнего советского военного присутствия. Политический режим в Кабуле пал уже в постсоветское время, когда не было СССР, а официальная Москва – столица новой России – окончательно предала своего верного союзника.
Тема афганцев, связавших свою судьбу с СССР, требует отдельного разговора. Они, особенно те, кто был вынужден бежать в Россию, и сегодня остаются мощным резервом и потенциалом российской общественной дипломатии, эффективном инструментом развития деловых связей с Афганистаном.
СУДЬБА ВЕТЕРАНСКОГО АФГАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ
Политическое поражение советских властей и военная победа 40-й армии в Афганистане долгое время разделяли общество, вносили раскол в афганское движение в нашей стране. В России возникло множество ветеранских афганских организаций. Зачастую, их возглавляли и продолжают возглавлять люди, которые прославились не своими боевыми подвигами, героическими поступками и мужеством в Афганистане, а больше политическими и бизнес-успехами в постсоветской России.
Несмотря на то, что в нынешнем году руководители ветеранских организаций объединились в рамках организационного комитета по подготовке к 20-летию вывода советских войск из Афганистана и 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне, и даже учредили общие, правда общественные награды, тем не менее, очередную дату вывода войск российские «афганцы» встречают без энтузиазма, с горечью в сердце, но, правда, без слез на глазах.
Почему такие настроения? Во-первых, многие «афганцы» не поддерживают решение отмечать ежегодно вывод войск из Афганистана, справедливо полагая, что не солидно праздновать политическое поражение советских властей. Хорошо известно, что когда войска берут города – это победа, а сдают – это поражение. Вывод войск – это тоже поражение. Так зачем же на поражениях воспитывать молодежь, пытаться консолидировать общество, вести военно-патриотическую работу. Во-вторых, смущают специальные награды, учрежденные оргкомитетом. Это медаль «20 лет вывода советских войск из Афганистана» и почетный знак «20 лет вывода советских войск из Афганистана». Думается, что не каждый «афганец», удостоенный высоких правительственных боевых наград, согласится повесить на грудь такого рода «знаки внимания».
И, наконец, главное. Стремительно редеют ряды участников Великой Отечественной войны, многочисленные ветеранские организации озабочены своим выживанием, а государство стоит в стороне от решения может быть самой важной и насущной задачи дня в условиях кризиса. Это создание единого института защиты интересов ветеранов войны и труда. Сегодня все хорошо понимают, что формирование мощного ветеранского движения способно не только решить проблемы ветеранов войны и труда, но и позволит выстроить эффективную систему влияния заслуженных людей, умудренных опытом, на все стороны жизни государства и общества. Хорошо известно, что ветераны – это мощная сила в деле воспитания подрастающего поколения, передачи социокультурного опыта от одного поколения к другому, в осуществлении общественного контроля за деятельностью чиновников, работодателей, правоохранительных органов, в борьбе за коллективизм, духовность и нравственность в обществе. Таким образом, только создание государственной структуры прекратит бессмысленную усобицу между лидерами ветеранских организаций. По примеру некоторых западных стран, это может быть министерство или государственный комитет по делам ветеранов.
В современной России принять эстафету ветеранского движения от старшего поколения могут и должны «афганцы», а вместе с ними – другие участники военных конфликтов и, прежде всего, чеченской войны. Для этого всем руководителям разрозненных афганских движений надо лишь переступить через свои амбиции и объединить своих сторонников в рамках единой организации, действующей под эгидой государства.
Искренне хочется верить, что в России скоро наступят времена, когда люди старшего поколения, благодаря труду которых россияне продолжают пользоваться величайшими достижениями, доставшимися от СССР, и которые и сегодня остаются главной дешевой силой на российском рынке труда, наконец, обретут заслуженный почет и добрую славу, а старость станет по-настоящему уважаема. Только тогда Россия получит шанс на возрождение и развитие, а афганская трагедия, приведшая к крушению Советского Союза, не повторится. И это самый главный афганский урок!
Федор ПАШИН http://old.nationaldefense.ru/283/308/index.shtml?id=2658

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить