Три года старший прапорщик Вячеслав Белоус находился в...

Три года старший прапорщик Вячеслав Белоус находился в самом пекле афганской войны
На войне каждому выпадает своя степень смертельного риска. Гвардии старший прапорщик запаса Вячеслав Белоус из числа тех советских военнослужащих, которым суждено было попасть в самое пекло боевых действий. Когда Вячеслав Константинович рассказывает о тех давних событиях, создается впечатление, будто он – прирожденный солдат и там, «за речкой», просто делал привычную для него работу. Но это, конечно, не так. Всякий выход «на боевые» требовал огромной силы духа и внутреннего преодоления.


Придвинье Вячеслав Константинович считает своей малой родиной, хотя до призыва в армию прожил здесь не так уж и долго. Родом он из Слонимского района Гродненской области, где работали по распределению его отец, ветврач, и мама, агроном. За двадцать лет успели обжиться в том краю, но семью потянуло домой: Вячеславу было 12, когда переехали в Бабиничи под Витебском. Потом у юноши были учеба в техникуме, работа в Городокском лесхозе и наконец – призыв на срочную службу.


И все-таки, когда слушаешь собеседника, кажется, что армейский быт и боевое братство – его стихия. Полгода находился в Литве, в учебной части, после чего солдата направили в Рязань, в 137-й гвардейский парашютно-десантный полк. Около трех лет провел в нем сержант, а затем – прапорщик Вячеслав Белоус, который остался в армии на сверхсрочную службу. Наконец, 5 января 1986 года был откомандирован в расположение 350-го гвардейского парашютно-десантного полка 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, а именно – в район аэродрома Кабул, где дислоцировался во время афганской войны наш знаменитый «полтинник».

Три года службы в Афганистане – это постоянный выезд на различные задания, которые могли длиться от половины суток до шести недель. На «боевых» прапорщик (затем – старший прапорщик) Вячеслав Белоус – командир взвода, на базе, в «мирных» условиях – комсорг 1-го батальона.
Интересная деталь. Батальон располагался вместе с управлением дивизии, а это значит – постоянно на виду у комдива Павла Грачева, будущего министра обороны. А ну как выйдет Павел Сергеевич прогуляться и, не дай бог, заметит какое-либо упущение! В батальоне все всегда было нормально – и быт, и боевая подготовка. Но не потому, что начальство под боком. Просто 350-й умел служить и воевать.


Под бдительным оком комсорга находилось около 250 комсомольцев из 300 человек штатного состава. Вячеслав работал в тесной связке с замполитами рот и батальона. Помочь адаптироваться к сложным условиям молодым бойцам (хотя самому-то было 23 года, когда прибыл в Афган), следить за их высоким духом и здоровым моральным климатом в коллективе, объяснять суть интернационального долга (читай между строк – великой миссии защищать державные интересы) своим ребятам. Мелочей здесь не бывает, и подробный рассказ о работе армейского комсорга занял бы много газетной площади. Один только пример. Хороший солдат Шура Иванов, украинец, из Кировоградской области. С некоторых пор загрустил молодой человек. Оказывается, мама у него осталась дома одна, некому ей дров на зиму привезти и наколоть, а «голова» говорит, что в колхозе и без того дел невпроворот. Сели с замполитом, написали письмо в высокую инстанцию, дали характеристику солдату, награжденному боевой медалью. Через некоторое время бежит Шура радостный: «Мамка письмо прислала! Сам «голова» приехал к ней с дровами! Выгрузил, обещал распилить и сложить!»


Задания вроде патрулирования, где тоже есть своя степень риска (бывало, что и люди погибали), Вячеслав Константинович в зачет не берет. На его счету непосредственное участие в 50 боевых операциях, включая такие значительные, как «Магистраль». Постоянно уходил с базы батальон или какая-то его часть на «боевые». Они были разные по продолжительности и масштабу. «Большая война» – так называли десантники крупные операции. Например, дважды отрабатывали сотни километров ущелья Санглах со всеми его отрогами, вступая с духами в бой, – в 1986-м и 1987-м. В первый раз даже накрыли в горах душманскую школу по подготовке диверсантов. А еще – так называемая реализация разведданных (подавление опорной точки противника), установление народной власти (контроль за районом, где проводится агитационная работа), прибытие на место падения сбитого вертолета, чтобы забрать раненых или тела погибших, сопровождение колонн, доставка грузов на заставы, обеспечение вывода войск.


С войной во всей ее «красе» впервые столкнулся во время выполнения третьего или четвертого задания, когда извлекали из-под обломков и забирали с собой тело погибшего летчика. Увиденное потрясло. Но психика, как утверждает Вячеслав Константинович, хитрая вещь. К войне надо постараться привыкнуть, иначе сойдешь с ума. Вот один печально известный случай. 4 сентября 1986 года прибыли на указанное место недалеко от Кабула, чтобы отыскать и с боем забрать у духов (кстати, при этом не обошлось бех жертв у десантников)… изуродованные тела 18 советских граждан – водителей, которые «свернули не в том месте» и, безоружные, попали в плен к душманам. Тела лежали на земле перед погрузкой, когда кто-то принес налитые яблоки, невероятно вкусные. Едят их десантники, а к ним подбегает недавно прибывший в Афган молодой офицер, кричит: «Вы что, дураки? Как вы можете есть!»
У Вячеслава Белоуса, как он считает, в Афганистане было четыре дня рождения, когда он, если следовать логике теории вероятности, не должен был выжить. 15 ноября 1986-го в течение восьми часов выбирались, выползали из окружения, уносили с собой убитых товарищей. В этом бою пуля угодила прямо в сердце начальнику медицинской службы батальона капитану Анатолию Костенко, награжденного посмертно орденом Красного Знамени.


Крайний слева -- Вячеслав Белоус.
Непонятно, как уцелел взводный Вячеслав Белоус 9 декабря 1987-го – во время операции «Магистраль», когда бойцы пережили три артиллерийских залпа с прямым попаданием: скорее всего, били знатоки дела, с территории Пакистана. 22 апреля 1988-го – когда водили колонну на Кандагар и подверглись ночному нападению духов; 25 мая того же года, во время начавшегося вывода войск, – когда обеспечивали проход колонны между Гардезом и Кабулом и в течение двух часов, при невероятной плотности огня с обеих сторон, вели тяжелый бой с наседавшими душманами. На самом деле, кто знает, сколько раз пролетели рядом пуля или осколок в его больших и малых боях!
С наступлением 1989-го батальон ушел на блок-посты и полтора месяца стоял за Салангом, обеспечивая вывод войск. 12 февраля отбыл в Союз и Вячеслав Белоус. В силу погодных условий Витебск не смог сразу принять самолет. Приземлились вначале в Новгороде. Потом взяли курс на Журжево. Когда подлетали, десантники забеспокоились, мол, опять, не туда залетим. Но, увидев внизу трубы «Доломита», Вячеслав Константинович успокоил товарищей: «Теперь прилетим куда надо. Я знаю, что говорю. Здесь моя родина».
Автор: Виталий СЕНЬКОВ. Фото из личного архива Вячеслава Белоуса.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить