Афганское сотрудничество России и НАТО под вопросом

 Штаб-квартира НАТО

Автор: Никита Андреевич Мендкович, эксперт Центра изучения современного Афганистана.

Кризис на Украине вызвал быстрое похолодание в отношениях России с США и другими странами НАТО. Россия выступила с угрозой в адрес правительства радикальных националистов в Киеве, захватившего власть в результате переворота, ввести войска на украинскую территорию в случае попыток начать массовые гонения против русских, живущих в стране. Новые украинские власти одним из первых законов лишили русский язык, на котором говорит значительная часть граждан, официального статуса, а также жестоко расправились с рядом активистов политических партий, представляющих русское население.

В ответ на российский ультиматум США заявили, что Россия уже тайно ввела войска для захвата южных и юго-восточных областей Украины с преобладающим русскоязычным населением и пригрозили ввести антироссийские санкции. Госсекретарь США Джон Кэрри заявил, что рассматривает возможность прекращения диалога с Россией в рамках G-8, отказа от военного сотрудничества и даже – заморозки российских счетов в США.

МИД России осудил подобные угрозы со стороны Соединенных Штатов и пригрозил «зеркальными мерами». В частности, поступило сообщение, что в Совете Федерации разрабатывается законопроект, который должен дать право российскому президенту конфисковать в случае необходимости российские активы, принадлежащие собственникам из США и Европейского Союза.

Большинство экспертов полагает, что противостояние России и США не зайдет слишком далеко: двусторонняя торговля крайне активна, и любые санкции нанесут обоюдный ущерб, поэтому стороны не решатся принимать действительно серьезные санкции друг против друга. Однако все же некоторые аспекты двусторонних отношений могут оказаться под ударом.

Речь, прежде всего, идет о сокращении военного сотрудничества между Россией и НАТО. Сейчас оно, в основном, ограничивается формальными аспектами из-за значительных разногласий в позициях России и Альянса, в частности, по вопросу о создаваемой системе противоракетной обороны Соединенных Штатов. Практически единственным примером позитивного сотрудничества оставалась афганская проблема, где позиции России и Запада совпадали, так как исламисты-союзники «Талибана» воспринимались везде как общие и равно опасные противники.

Однако украинский кризис может привести к внезапному сворачиванию взаимодействия, причем именно в момент, когда НАТО готовится к выводу последних 50 тысяч военных с территории Афганистана. Россия вполне может в ответ на давление стран НАТО отказаться от предоставления транзитных услуг при выводе войск, значительно осложнив жизнь командованию Международных Сил. Сейчас их роль в обеспечении региональной безопасности естественным образом сокращается и перестает представлять для России большой интерес, ведь дальнейшая развитие ситуации будет зависеть от того, насколько успешно афганские армия и полиция смогут защищать государственный строй от атак террористов.

Однако перед самими западными военными стоит проблема вывода своих контингентов за пределы Афганистана. Подобный масштабный вывод войсковой группировки из страны с достаточно высоким уровнем террористической активности всегда является проблемой. Масса движущегося по дорогам транспорта, перевозящего военнослужащих и имущество группировки, становится удобной мишенью для засад, обстрелов и минных атак. Советским войскам в 1989 году было достаточно пересечь северную границу Афганистана, чтобы оказаться на своей территории, однако страны НАТО не имеют границ с Афганистаном и вынуждены осуществлять переброску своих контингентов через сеть авиационных военных баз.

Если Россия отсечет «северный маршрут», запретив транзит через свою территорию, международные войска столкнуться с необходимостью уходить через территорию Пакистана, значительно более опасную из-за активности пакистанских талибов в северных провинциях страны. Да и само по себе сокращение числа маршрутов вывода значительно ограничивает число маршрутов, по которым придется передвигаться всей массе войск, что значительно облегчит возможные нападения талибов. Пакистан может стать настоящим «бутылочным горлышком» для иностранных военных, в результате же вывод войск обернется большими, чем предполагалось, жертвами среди контингентов.

Учитывая, что окончательный вывод войск должен состояться уже летом, командованию НАТО будет трудно разработать какие-то альтернативные маршруты эвакуации. Возможны попытки создать новый маршрут перелетов через Центральную Азию, Каспий и Южный Кавказ, но такая схема потребует долгих дипломатических согласований при вполне вероятном противодействии России и Ирана. В результате, чтобы облегчить эвакуацию, НАТО придется или оставить на месте больше военного имущества, чем предполагалось ранее, или растянуть ее сроки, что может быть без понимания воспринято и в Афганистане, и среди собственных избирателей западных правительств.

Так или иначе, но военный транзит в условиях предстоящего вывода войск может стать рычагом воздействия России на страны НАТО. Некоторые эксперты полагают, что российская сторона уже готовится к его использованию. Недавно Виктор Иванов, глава Госнаркоконтроля России, выступил с жесткой публичной критикой антинаркотической политики Альянса в Афганистане. Он напомнил, что за прошедшее с 2001 года время нелегальные посевы опия только выросли, а производство увеличилось. Причем большую часть своего пребывания в стране командование НАТО всячески уклонялось от участия в наркотических операциях и достаточно поздно под давлением России включило этот пункт в свои программные документы. Заявление В. Иванова может быть направлено на то, чтобы напомнить российской аудитории о косвенной ответственности сил США и союзников за вал наркотиков-опиатов, проникающих из Афганистана в Россию, и, следовательно, оправдать какие-то санкции против международных сил.

Разумеется, нельзя однозначно утверждать, что реализован будет именно этот сценарий. Все зависит от того, как далеко зайдет противостояние России и США по вопросу об Украине, и насколько будет необходимым ответ российской стороны на политическое давление Запада.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить